Главная Регистрация Вход
 
Среда, 19.12.2018, 05:22
   
 
Поиск:
 
Приветствую Вас, Гость | RSS
Форма входа
Логин:
Пароль:
Категории раздела
Хоббит. Туда и обратно. [338]
Перевод на русский язык
Доступно для чтения [16]
Облако тегов
Главная » Файлы » Хоббит » Доступно для чтения

Хоббит или Туда и обратно глава 8. Стр. 2

Для того, чтобы скачать материал, необходимо зарегистрироваться.
07.01.2012, 13:14
- Хоббит или туда и обратно -
Перевод от Voronine ©
_ _ _ __________________________________ _ _ _

Им пришлось очень долго ползти и красться, прежде чем они, спрятавшись за деревьями, увидели поляну, на которой было свалено несколько стволов и расчищена земля. Там было много людей, похожих на эльфов, одетых в зелено-коричневые одежды и сидящих огромным кольцом на отпиленных деревянных чурках. В середине кольца горел огонь, а к некоторым деревьям вокруг него были прикреплены факелы. Однако самым замечательным было то, что все они ели, пили и весело смеялись.

Запах жаренного мяса так очаровывал, что гномы и хоббит, не сговариваясь, поднялись и стали продираться вперёд, к кольцу из эльфов, с единственной идеей вымолить себе немного еды. Но только они ступили на край поляны, как свет вокруг тут же погас, будто его охраняла какая-то магия. Кто-то шаркнул ногой у костра, и он, тысячами искр взлетев вверх, исчез прямо у них перед глазами. Они очутились в кромешной тьме и никак не могли найти один другого, во всяком случае, довольно долго. После неистовых блужданий в темноте, наскоков на брёвна, ушибов о стволы деревьев и весьма громких криков и зовов, способных, очевидно, разбудить весь лес на мили вокруг, им удалось, наконец, собраться в одну кучу и наощупь пересчитать друг друга. К тому времени они естественно забыли, в какой стороне осталась их тропа. Они безнадёжно заблудились и не знали, куда идти, по крайней мере до следующего утра.

Всё что они могли тогда сделать, это расположиться на ночлег прямо там, где они стояли. Боясь снова потерять друг друга, они не осмелились даже пошарить вокруг в поисках остатков еды. Однако только все улеглись, и Бильбо стал проваливаться в сон, как Дори, чья очередь дозорного была первой, объявил громким шёпотом:

– Огни снова появляются вон там, и их, как будто, теперь больше.

Все вскочили. Безусловно, не так далеко, опять виднелось множество мигающих огней, и им отчётливо слышались голоса и смех. Все ползком направились туда. Двигаясь в одну линию, каждый держал свою руку на спине впереди ползущего. Когда они приблизились, Торин сказал:

– На этот раз не бросаться сломя голову! Никто из вас не двинется из укрытия, пока я не скажу. Сначала я пошлю вперёд одного мистера Бэггинса поговорить с ними. Его они не испугаются ("Да, но что, если я их испугаюсь”, –  подумал Бильбо). И, надеюсь, в любом случае, они не сделают с ним ничего дурного.

Подойдя к самому краю круга, освещённого огнями, они неожиданно толкнули Бильбо вперёд. Прежде чем он успел надеть своё кольцо, он очутился посреди яркого света, исходящего от костра и факелов. Ничего хорошего из этого не вышло. Снова потухли все огни, и наступила кромешная тьма. Если до этого всем было трудно отыскать друг друга, то сейчас всё обстояло ещё хуже. Гномы просто напросто не могли найти хоббита. Каждый раз, когда они пересчитывали друг друга, их оказывалось тринадцать. Они звали и кричали его: "Бильбо Бэггинс! Хоббит! Проклятый хоббит! Эй! Хоббит, будь ты неладен, где же ты?” Они звали его, каждый по-разному, однако ответа не было.

Многие уже отчаялись, когда Дори запнулся о хоббита по одной лишь случайности. Он упал в темноте, перелетев, как он думал, через полено, которое оказалось свернувшимся калачиком и крепко спавшим Бильбо. Разбудить его было непросто, и, когда он проснулся, он был совсем этому не рад.

– Я видел такой чудесный сон, – заворчал он. – Мне снился самый великолепный ужин!

– Боже мой! Что он, что Бомбур – одна шайка-лейка! – воскликнули гномы. – Хватит уже нам рассказывать про сны. Какой прок от ужина во сне, если мы не можем его разделить?

– Это был лучший ужин за всё моё пребывание в этом ужасном месте, – бормотал Бильбо, ложась рядом с гномами и снова пытаясь вернуться в свои грёзы.

Это был не последний раз за ту ночь, когда они видели свет в лесу. Позднее, с наступлением глубокой ночи, стоящий на дозоре Кили разбудил их опять, сказав следующее:

– Опять недалеко замаячил этот свет, сотни факелов и множество костров зажглись вдруг, как по волшебству. Слышите пение и звук арф?

Полежав и послушав какое-то время, они поняли, что не в силах преодолеть желание приблизиться и ещё раз попытаться просить помощи. Снова все встали. И на этот раз результат был катастрофический. Пир, который они увидели, бы намного больше и великолепнее, чем раньше. Во главе длинного ряда пирующих сидел лесной царь в короне из листьев, надетой на его золотые волосы. Он был очень похож на того, что описывал Бомбур в своём сне. Одни эльфы передавали чаши рядом сидящим и через огонь, другие играли на арфах, и почти все пели. В их тёмные волосы были вплетены цветы, а на их воротниках и поясах сверкали зелёные и прозрачные драгоценные камни. Их лица были наполнены безудержным весельем, а песни звучали чисто и громко, когда в самый центр их праздника вошёл Торин.

Звук внезапно оборвался, и повисла зловещая тишина. В один миг потух свет. Над кострами заструился чёрный дым,  золой и пеплом застилая глаза гномам. И лес опять наполнился их криками и зовом. Бильбо вдруг осознал, что он бегает кругами и выкрикивает: "Дори, Нори, Ори, Оин, Глоин, Фили, Кили, Бомбур, Бифур, Бофур, Двалин, Балин, Торин Оукеншилд”, в то время как те, кого он искал, делали то же самое рядом с ним, (вставляя "Бильбо”, вместо своего имени). Но вскоре крики остальных стали звучать отдалённее и глуше, и, хотя ему показалось, что где-то вдалеке их зов сменился криками о помощи, общий шум вдруг прекратился, и он оказался в полной темноте, наедине с беззвучной тишиной.

Это был один из его самых отчаянных моментов. Однако скоро он пришёл к выводу, что не стоит ничего предпринимать до наступления дня, который принесёт с собой немного света, а тем более бессмысленно терять сейчас последние силы без единой надежды на получение завтрака, чтобы их восстановить. Поэтому он сел, облокотившись о дерево спиной, и уже в который раз, (но отнюдь не в последний), стал думать о своей далёкой хоббитовской норе с её замечательными кладовыми, полными еды. Все его мысли были заняты беконом и яйцами, а также хлебом и маслом, когда он неожиданно почувствовал, как что-то его коснулось. Что-то, похожее на крепкую липкую нить, легло на его левую руку, и, когда он попытался двинуться, он обнаружил, что его ноги были стянуты таким же материалом. Поэтому, встав, он упал наземь.

И тут сзади появился огромный паук, который, пока хоббит дремал, плёл вокруг него кокон и теперь двинулся на Бильбо. Хоббит мог видеть лишь глаза этого жуткого существа, однако он ощущал его мохнатые лапы, когда те изо всех сил пытались обвить вокруг него свои омерзительные нити. Бильбо повезло, что он вовремя очнулся от дремоты. Ещё немного, и он не смог бы пошевелиться. В том состоянии, в каком он оказался, хоббит вступил в отчаянную схватку перед тем, как освободиться от пут. Сперва он наносил удары пауку голыми руками, - когда тот пытался пустить в него яд, как обычно более мелкие пауки поступают с мухами, чтобы их утихомирить, - но потом он вспомнил про свой короткий меч и вытащил его из ножен. Тут паук отпрянул назад, и Бильбо получил возможность перерезать паутину на ногах. Сделав это, он понял, что настала его очередь нападать. Паук, очевидно, не привык к тому, что существа в его лесу имели при себе подобные жала, иначе он бы поспешил ретироваться. Бильбо подскочил к нему и, не дав ему уползти, ударил своим мечом прямо по его глазам. От боли паук обезумел, стал подпрыгивать, трясти всем телом и дёргать лапами в ужасных судорогах. Это продолжалось до тех пор, пока хоббит не добил его вторым ударом. Затем он повалился на землю и на долгое время потерял сознание.

Когда он очнулся, вокруг был обычный, тусклый и сероватый свет лесного дня. Около него лежал мёртвый паук, а его меч был покрыт чёрными пятнами. Каким-то образом победа над огромным пауком и способность лишить его жизни в одиночку, без помощи волшебника, гномов или кого бы то ни было ещё, изменило мистера Бэггинса. Вытирая свой спасительный меч о траву и засовывая его обратно в ножны, он чувствовал, что он стал другим, более свирепым и смелым, несмотря на то, что живот его сводило от голода.

– Я дам тебе имя, – сказал он мечу, – и я назову тебя Жало.

После этого он отправился изучать обстановку. В лесу было темно и тихо, но, очевидно, Бильбо должен был сначала найти своих друзей, которые наверняка были где-то недалеко, если они не стали пленниками эльфов (или ещё более злых существ).

Бильбо понимал, что кричать было небезопасно, поэтому он долгое время стоял, размышляя, в какой стороне находится дорога и в каком направлении ему идти искать гномов. "О! Почему мы забыли советы Беорна и Гэндальфа!” – расстраивался он. – "И вот мы попали в беду! Мы! Как бы я хотел, чтобы это были мы: ведь очутиться здесь одному - самое ужасное на свете”.

Под конец он по наитию определил ту сторону, откуда ночью раздавались крики о помощи, и по счастливой случайности (он вообще был рождён под счастливой звездой) выбранное им направление, как вы скоро увидите, оказалось верным. Приняв решение, он, как истинный хоббит, стал бесшумно и ловко красться вперёд. Как я уже говорил, эти существа могли двигаться, не привлекая к себе внимания, особенно в лесу. Кроме этого, Бильбо перед началом пути надел своё кольцо. Именно поэтому пауки не увидели и не услышали его приближения.

Он украдкой направился к тому месту, где в самый разгар дня лежала густая, чёрная тень, что было необычно даже для такого леса. Этот локальный сумрак походил на остаток полночи, пятном осевшей в одном месте и не желающей рассеиваться. Приблизившись, он увидел, что это было множество паутин, сплетённых и связанных между собой. И вдруг он заметил там огромных и ужасных пауков, которые сидели на ветках деревьев, прямо над ним. Несмотря на то, что его скрывало кольцо, Бильбо содрогнулся от страха, ожидая, что они его обнаружат. Спрятавшись за дерево, он какое-то время рассматривал их скопище, и потом, в тишине и безветрии, охватившим лес, он понял, что эти противные существа разговаривают друг с другом. Звук их голосов был похож на тонкий скрип или свист, однако он смог разобрать почти всё, о чём у них шла речь. И говорили они о гномах!

– Они отчаянно трепыхались, но нам стоило повозиться с ними, – говорил один. – У них пакостная толстая кожа, но бьюсь об заклад, внутри их вкусный сок.

– Да, они будут славной едой, когда отвисятся немного, – отвечал другой.

– Нечего ждать, пока они отвисятся, – сказал третий. – Не такие уж они и жирные, как могли бы быть. Наверняка, давно ничего не ели.

– А я говорю, убить их, – сказал четвёртый. – Сначала убить, а потом подвесить ненадолго.

– Я уверен, они уже мертвы, – ответил первый.

– А вот и нет. Я только что видел, как один из них извивался. Вот, он опять приходит в себя, после долгого, прия-я-ятного сна. Я вам сейчас покажу.

И один из самых толстых пауков засеменил по натянутой нити к двенадцати коконам, которые висели в один ряд на самой верхней ветке. И Бильбо, который только сейчас увидел их, болтающихся в темноте, охватил ужас. Снизу у коконов торчали ботинки гномов, а сверху и по бокам – то чей-то нос, то кусок бороды, то конец капюшона.

Паук приблизился к самому толстому из коконов – "Уверен, это бедняга Бомбур”, подумал Бильбо – и сильно ущипнул выпирающий наружу нос. Внутри кокона раздался приглушённый возглас, и одна из ног неожиданно лягнула паука прямо в живот. В Бомбуре всё ещё теплилась жизнь. Раздался звук, похожий на удар по сдутому мячу, и разъярённый паук слетел с ветки. Однако, вовремя успев ухватиться за свою собственную паутину, он не упал на землю.

Остальные пауки засмеялись.

– Да, ты был прав, – сказали они. – Мясо всё ещё живо и лягается!

– Недолго ему осталось жить! – прошипел в ответ обозлённый паук, взбираясь обратно к коконам.

Бильбо понял, что настал тот момент, когда нужно было что-то сделать. Он не мог противостоять этим тварям, и ему не из чего было в них выстрелить. Осмотревшись вокруг, он увидел множество камней, по которым, видимо, когда-то бежал высохший сейчас ручей. Бильбо был метким стрелком, и ему не составило большого труда подыскать подходящий под его руку гладкий, похожий на яйцо, камень.

В детстве он так много практиковался в метании камней по разным целям, что кролики, белки и даже птицы стали, как вихрь, уноситься с его пути, лишь только его завидев. Потом, став взрослым хоббитом, он всё ещё тратил массу своего времени, метая кольца и дротики, швыряя палки по городкам, кувшинам и кеглям, а также играя в другие игры, где нужно было что-то кидать и во что-то метиться. В общем, он много чего умел делать, кроме выдувания дымных колец, отгадывания загадок и приготовления пищи, о чём я, за неимением времени, не смог вам ещё рассказать. Теперь времени тоже немного. Пока Бильбо подбирал камни, паук уже подобрался к Бомбуру, который вскоре должен был погибнуть. И в этот самый момент Бильбо метнул свой камень. Он попал пауку прямо в голову, и тот без чувств соскользнул с ветки вниз и хлопнулся наземь с поджатыми лапами.

Следующий камень, свистя в воздухе, пролетел сквозь большую паутину, порвав её нити и попав в паука, сидящего в центре. Он закачался и замертво грохнулся вниз. После этого в колонии огромных членистоногих случилось замешательство, и могу вам сказать, все они на минуту забыли о гномах. Они не увидели Бильбо, но догадались, откуда в них летели камни. Словно молния, они ринулись к тому месту, где стоял хоббит, разбрасывая по всем направлениям свои паутинные сети и заполняя всё пространство летающими ловушками. Однако Бильбо сразу же перебрался в другое место. Ему в голову пришла идея отогнать взбешённых пауков подальше от гномов, по возможности возбуждая в них любопытство, ярость и раздражение одновременно. После того, как около пятидесяти особей оказалось на том месте, где он только что стоял, он стал метать камни в тех, кто оставался в их логове. Затем, танцуя среди деревьев, он запел песню с целью, во-первых,  привести их в полное бешенство и увести за собой, а во-вторых, дать возможность гномам услышать его голос.

Его песня была следующая:

 

"Старый, толстый, злобный

Паук вверху сидит!

Он меня не видит,

Хотя вовсю глядит!

Аттеркоп! Аттеркоп!

Говорю тебе я ‘Стоп!’

Брось паутину, меня отыщи!

Старый дурак, живот как рюкзак,

Старый дурак, попробуй схвати!

Аттеркоп! Аттеркоп!

Расшиби себе ты лоб!

Не затащишь меня ты на ветки свои!”


Читать дальше...

Категория: Доступно для чтения | Добавил: voronine
Просмотров: 1706 | Загрузок: 0 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии и скачивать материалы могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Все переводы
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Поиск