Главная Регистрация Вход
 
Пятница, 19.01.2018, 14:33
   
 
Поиск:
 
Приветствую Вас, Гость | RSS
Форма входа
Логин:
Пароль:
Категории раздела
Хоббит. Туда и обратно. [338]
Перевод на русский язык
Доступно для чтения [16]
Облако тегов
Главная » Файлы » Хоббит » Доступно для чтения

Хоббит или Туда и обратно глава 7. Стр. 3

Для того, чтобы скачать материал, необходимо зарегистрироваться.
04.01.2012, 23:22
- Хоббит или туда и обратно -
Перевод от Voronine ©
_ _ _ __________________________________ _ _ _

– Я ходил сегодня по медвежьим следам, – промолвил он наконец. – Очевидно, прошлой ночью здесь, как всегда, собралась медвежья стая. По следам я понял, что они принадлежат не одному лишь Беорну: во-первых, их было слишком много, а во-вторых, все они отличались по размеру. Я могу сказать, что там были и маленькие медведи и большие, и обычные, и даже гигантские. Снаружи они прыгали и кружились от заката и до рассвета. Думаю, они пришли сюда со всех концов, кроме, пожалуй, западного направления, где течёт река и пролегают Мглистые Горы. В ту сторону вел лишь один след, и был он уходящим отсюда, а не приходящим.

     Я прошёл по этому следу до самой скалы Каррок. Дальше он обрывался у воды, однако река в том месте оказалась слишком глубокой и бурной, чтобы я смог её пересечь. Как вы помните, было довольно легко перейти со скалы на этот берег, ступив со ступеней Каррока на каменный брод, однако другая её стена представляет собой крутой обрыв с глубоким водоворотом у своего подножия. Мне пришлось пройти немало миль, прежде чем я нашёл место, где река мелела, и где я мог её перейти в брод или переплыть. Затем столько же миль я прошёл обратно, чтобы снова проследить, куда вёл тот медвежий след. К тому времени было уже слишком поздно следовать по нему до конца. Однако, я понял, что след уходил дальше, по направлению к сосновому лесу, который стоит на восточной стороне Мглистых Гор, и где нам довелось скоротать приятный вечерок с Варгами день тому назад. Итак, начав отвечать на ваш второй вопрос, я ответил и на первый, – закончил Гэндальф свой рассказ и надолго замолчал.

Бильбо показалось, что он понял, на что намекает волшебник.

– Что же нам делать, – воскликнул он, нарушив молчание, – если он приведёт сюда Варгов и гоблинов? Тогда нас всех поймают и убьют! Ты же говорил, что он им враг!

– Да, говорил. И хватит уже говорить ерунду! Лучше иди ложись спать вслед за своей сообразительностью!

Хоббит почувствовал себя разбитым и, поскольку ничего другого больше не оставалось, он пошёл спать. Под новые песни гномов он лежал и ломал свою маленькую голову, думая о Беорне. В результате он уснул, и ему приснился сон. Он видел, как во внутреннем дворе этого дома танцуют сотни чёрных медведей, медленно кружась при лунном свете. Потом он опять проснулся среди ночи, когда все остальные спали, и услышал снаружи те же самые звуки царапания, сопения и рычания. На следующее утро их всех разбудил сам Беорн.

– Так значит вы всё ещё тут! – сказал он громко. После этого он поднял на руки хоббита и рассмеялся. – Ни Варги вас не съели, ни гоблины и ни медведи!

Невежливо тыкая мистера Бэггинса в жилетку, он продолжил:

– Смотри-ка, крольчонок на хлебе и мёде снова раздобрел. Пойдём же, покормим тебя ещё!

     Все вместе с ним пошли завтракать. Беорн на этот раз являл собой саму весёлость. Он действительно, казалось, был в самом добром расположении духа и смешил всех своими забавными историями. Им не пришлось долго гадать, где он был всё это время и почему он к ним так расположен, ибо он сам всё рассказал. Он побывал на том берегу реки в горах, преодолев такое длинное расстояние, как вы догадываетесь, по медвежьим меркам довольно быстро. Вскоре по выжженной волками поляне он определил, что часть их истории была правдой. Однако, он пошёл дальше и поймал в том лесу варга с ехавшим на нём гоблином. От них он узнал, что отряды гоблинов всё ещё рыщут вокруг, охотясь за гномами, и что они неописуемо злы на них из-за гибели Верховного Гоблина, из-за обожженного носа вожака Варгов, а также из-за того, что огонь волшебника убил множество вожаков волчьей стаи. Это всё, в чём они сознались под его нажимом, из чего он понял, что впереди грядут ещё большие злодеяния и что для поимки гномов готовится великое наступление всей гоблиновской армии верхом на всех оставшихся в живых Варгах. Находившиеся в тени гор земли и обитавшие там люди, которые по мнению гоблинов должны были укрывать гномов, были в большой опасности и первыми стояли на пути их всеистребляющей мести.

– Твоя история была замечательной, – сказал Беорн Гэндальфу. – Но теперь, оказавшись сущей правдой, она нравится мне ещё больше. Прости меня, что я не поверил тебе на слово. Если бы ты жил рядом с границей Мерквуда, ты бы не верил никому, кого не знал бы так хорошо, как своего брата. Что ж, в заключение я могу лишь сказать, что после этого я как можно скорее поспешил назад, чтобы убедиться в вашей безопасности и предложить вам любую помощь. Теперь я более уважительно буду думать о гномах. Убить Верховного Гоблина, убить Верховного Гоблина! – и он, повторяя эти слова нараспев, свирепо усмехался сам себе.

– Что ты сделал с гоблином и Варгом? – спросил неожиданно Бильбо.

– Пойдём, покажу! – ответил Беорн, и все двинулись за ним, за угол его огромного дома. Голова гоблина была насажена на кол входных ворот, а шкура Варга висела на дереве снаружи. Беорн был свирепым врагом. Но сейчас он был их другом, и Гэндальф решил, что будет мудро рассказать ему всю историю, а также цель их путешествия. Тогда он смог бы оказать им самую необходимую помощь.

     Итак, вот что Беорн обещал. Прежде всего, для их путешествия к лесу, он готов был предоставить каждому по пони, а Гэндальфу коня, которых бы он нагрузил достаточным объёмом провизии для путников, позволяющим им не быть голодными в течение нескольких недель. Он непременно бы снабдил их такими съестными припасами, которые не были бы особенно тяжёлыми, а именно: орехами и мукой, запечатанными ёмкостями с сухофруктами и глиняными горшочками с мёдом. В качестве особого яства он бы обязательно положил дважды пропечённые пироги, которые почти совсем не портятся и надолго утоляют голод, даже если откусить от них маленький кусочек. То, как он их готовил, было его собственным секретом. Однако, основной начинкой в них, как и во многих других его кушаньях, был мёд – поэтому, хотя они и были вкусны, от них всё же часто хотелось пить. Воду, по его словам, нести с собой в ближней части леса было не нужно, ибо вдоль лесной дороги текло множество ручьёв и било достаточно подземных ключей. И всё же он предупреждал, что "…путь ваш через Мерквуд будет непроглядным, опасным и трудным. Там вам будет нелегко найти себе воду и пищу. Орехи на деревьях ещё не созрели, (хотя, возможно, к тому времени, когда вы доберётесь до конца Мерквудского Леса, они уже отойдут), а ведь орехи – это единственные съедобные плоды, что там растут. В тех местах водятся дикие твари, не только тёмные и диковинные, но и свирепые. Я каждому из вас дам бурдюк для воды, а некоторым –  лук и стрелы. Однако я сомневаюсь, что в том лесу вы сможете найти себе хоть что-то съедобное или утолить жажду. Есть там один известный мне ручей, который как раз пересекает основную тропу. Так вот, ни пить из него, ни купаться в нём вам не стоит. Я слышал, что на него наложено заклятье, и любого, кто коснётся его вод, сразу же охватит необоримый сон либо полное беспамятство. Вряд ли в тех мрачных местах вы сможете подстрелить какую-либо дичь, полезную или вредную, двигаясь лишь по основной дороге и не отклоняясь от неё в сторону. НЕ ДЕЛАЙТЕ ЭТОГО ни при каких обстоятельствах. Пожалуй, это все советы, что я могу вам дать. В самом лесу я вам ничем не помогу. Там вы будете уповать лишь на свою удачу, смелость да на ту пищу, что я вам дам. У входа в Мерквуд я прошу вас отправить моих пони назад. Однако я всем вам желаю быстрейшего его прохождения, и двери моего дома всегда открыты перед вами, если вам удастся вернуться обратно тем же путём”.

     Гномы, конечно, все благодарили его, бесконечно кланяясь в пояс, махая перед ним головными уборами и бессчетное количество раз повторяя "…к Вашим услугам, о хозяин деревянных чертогов!” Однако после его серьёзной речи они упали духом и осознали, что путешествие их было намного рискованнее, чем они предполагали, и что, даже при благополучном преодолении всех опасностей в дороге, в конце её их ждала встреча с драконом. Всё это утро они провели в сборах. После полудня они в последний раз пообедали в обществе Беорна, нагрузили поклажей коней, которых он им дал, и, пожелав ему многих радостей, миновали его массивные ворота и быстрым шагом отправились в путь.

Пройдя все высокие изгороди его огороженных земель, они свернули на север и взяли курс на северо-запад. Он не советовал им добираться до леса по основной дороге, что пролегала к югу от его земель. Та дорога, если бы они двинулись по ней, привела бы их к горному речному потоку, который в нескольких милях к югу от скалы Каррок впадал в широкую реку. В точке его пересечения с дорогой был глубокий брод, который путники смогли бы перейти, даже ведя за собой пони. На другом берегу узкая тропа вывела бы их на окраину леса, к начинающейся там старой лесной дороге. Однако Беорн рассказал им, что таким образом до леса довольно часто ходят гоблины, в то время как сама старая дорога, по причине редкого посещения восточной части леса, полностью заросла травой и вела к непроходимым болотам, знания о тропах через которые были давно утеряны. Кроме того, восточная оконечность леса располагалась слишком далеко к югу от Одинокой Горы, и, выйдя там, путникам пришлось бы совершать долгий и утомительный бросок на север, к месту их назначения.

С северной стороны от скалы Каррок тёмный лес Мерквуд подступал ближе к краю Широкой Реки, и, хотя горы в этом месте также были ближе, чем на востоке, Беорн советовал идти именно этой дорогой, ибо там, в нескольких днях пути, было начало другого, мало кому известного, перехода через Мерквудский Лес, выводящего прямо к Одинокой Горе.

– Гоблины, – говорил Беорн, – побоятся перейти Широкую Реку и в сотне миль к северу от Каррока, так же как и пройти вблизи моего дома, (по ночам он хорошо охраняется!) Однако, я бы на вашем месте не мешкал, ибо, если они выступят в эту ночь, то на юге они переправятся через реку и, скача на Варгах, которые быстрее пони,  оцепят весь край леса, чтобы преградить вам путь. И всё равно вам лучше идти на север, и хотя вы близко пройдёте от их горных пещер, этого гоблины будут ожидать меньше всего, и попытаются найти вас далеко от своих убежищ. А теперь отправляйтесь как можно скорее!

Вот почему сейчас они ехали вперёд в полной тишине, пускаясь в галоп там, где земля была ровной и травянистой. Тёмные горы возвышались по левую сторону, а вдалеке блестела полоска реки с приближающимися к ним деревьями. Когда они тронулись в путь, солнце с зенита стало клониться к западу и до самого вечера золотом освещало все земли, что простирались вокруг. Думать о преследующих их гоблинах было тяжело, и когда путники прошли довольно много миль от владений Беорна, они снова начали разговаривать и петь, забывая о той тёмной лесной тропе, которая была впереди. Но ближе к ночи, когда наступили сумерки, и вершины гор стали казаться сердитыми при свете заходящего солнца, они разбили лагерь, поставили часового и заснули беспокойным сном, слыша в ночных грёзах вой охотящихся за ними волков и крики гоблинов. И опять следующее утро было добрым и не предвещало ничего дурного.

По земле, как осенней порой, стелился белый туман, а воздух был по утреннему холодный, однако скоро показавшееся на востоке красное солнце его разогнало, и, пока ещё тени оставались длинными, все отправились дальше. На момент их прощания с Беорном они путешествовали уже два дня и видели вокруг себя лишь траву, цветы, птиц и одинокие деревья. Время от времени им встречались небольшие стада благородных оленей, щипавших траву или спасавшихся от полуденного солнца в тени деревьев. Иногда Бильбо видел рога оленя-самца, торчавшие вверх из высокой травы, и принимал их за высохший кустарник или ветки мертвого дерева. На третий вечер все настаивали на том, чтобы идти, не останавливаясь, пока хватит сил, ибо Беорн сказал, что с наступлением четвёртого утра они достигнут начала леса. Поэтому движение вперёд продолжалось даже тогда, когда сгустились сумерки, а также ночью при свете луны. В темноте Бильбо казалось, что то справа, то слева от них движется тёмная фигура громадного медведя. Когда же он осмелился сказать об этом Гэндальфу, тот лишь ответил ему шёпотом: "Тише! Не обращай внимания!”

     Наступил новый день, а они продолжали путь до наступления рассвета, несмотря на короткую ночь. Как только стало светать, они увидели лес, который не то шёл к ним навстречу, не то терпеливо ожидал их, выдаваясь вперёд чёрной и хмурой стеной. Почва под ногами стала клониться вверх, и хоббиту показалось, будто со всех сторон к ним подкрадывается тишина. Всё реже слышалось пение птиц. Олени больше не попадались, и даже кролики не водились в этих местах. К полудню они достигли начала Мерквудского Леса и сели отдохнуть под толстыми, свисавшими ветками одного из его самых первых деревьев. Их гигантские, сучковатые стволы с расставленными во все стороны переплетёнными ветвями и качающимися на ветру тёмными, длинными листьями были причудливы. Почти все они были увиты бесконечным плющом, который стелился тут же, по земле, у их подножья.

– Вот он Мерквуд! – сказал Гэндальф. – Самый большой лес в Северном мире. Надеюсь, вам нравится его вид. Теперь вы должны отослать обратно своих замечательных пони, которых вы одолжили.

Гномы с неохотой и ворчанием восприняли его слова, однако волшебник назвал их реакцию глупой.

– Беорн не так далеко отсюда, как вы думаете. Поэтому вам лучше выполнить своё обещание, ибо врагом он будет ужасным. Глаза у мистера Бэггинса, стало быть, острее ваших, если вы не увидели, что каждую ночь за нами шёл огромный медведь и, когда мы спали, следил при луне за нашим лагерем. Он это делал не только для того, чтобы охранять или направлять вас, но также и для присмотра за пони. Беорн может быть вам лучшим другом, но он души не чает в своих животных и любит их, как детей. Вам и невдомёк, какую доброту он проявил по отношению к вам, позволив гномам скакать на них так резво и так далеко. Что же будет с вами, когда он увидит, что вы решили взять его питомцев с собой в Тёмный Лес?

– А твой конь что же? – спросил его Торин. – Ты ни слова не сказал про своего коня.

– Правильно. Потому что я не собираюсь его отсылать.

– Значит ты своего обещания не выполнишь?

– Я этого не говорил. Да, я не собираюсь отсылать своего коня назад, так как я на нём поеду обратно!

Так они узнали, что Гэндальф собирается оставить их у самого начала Мерквудского Леса, и пришли в отчаянье.

Однако что бы они ни говорили, свому решению он не изменил.

     – Мы всё это уже обсуждали, когда высадились на скалу Каррок, – сказал он. – Нет смысла спорить. Как я уже говорил вам, меня на юге ждут неотложные дела. Я и так уже опаздываю, занимаясь тут с вами. Может мы ещё встретимся до того, как всё завершится, а может и нет. Это зависит от вашей удачи, храбрости и разума. К тому же я посылаю с вами мистера Бэггинса. Я уже говорил вам, что он не так прост как кажется, и это вы очень скоро сами увидите. Не вешай нос, Бильбо, и не гляди на меня так печально. Взбодритесь, Торин и вся компания! В конце концов, это ваш поход. Думайте о том, сколько золота вы найдёте в конце, и не вспоминайте вы про лес и про дракона хотя бы до завтрашнего утра!

На следующее утро он сказал то же самое. Поэтому сейчас уже ничего другого не оставалось, как наполнить свои бурдюки водой из чистого ручья, обнаруженного у самого входа в Мерквуд, и расседлать всех пони. Вся ноша была распределена путниками между собой поровну, хотя Бильбо решил, что его вещевой мешок был самый неподъёмный, и содрогнулся при одной мысли о том, что ему придётся тащить его на спине многие мили пути.

– Не беспокойся! – подбодрил его Торин. – Постепенно он будет становиться легче. Очень скоро, когда запасы еды иссякнут, мы станем жалеть о том, что наши мешки не такие тяжёлые.

В конце концов все они попрощались со своими пони и повернули их в обратном направлении. Те весело поскакали домой и, казалось, были очень рады повернуть свои хвосты к тёмным чащам Мерквудского Леса. Когда они скрылись из виду, Бильбо готов был поклясться в том, что в тени соседних деревьев он увидел очертание медведя, который тут же быстро побежал вслед за ними.

После этого Гэндальф стал прощаться. Бильбо сидел на земле и, чувствуя себя самым несчастным существом на свете, хотел остаться с волшебником и ускакать вместе с ним на его высоком коне. Сразу после завтрака (очень, кстати, скудного) он уже пробовал один зайти в лес. Даже утром в нём было темно, как ночью, и поэтому он показался хоббиту очень мрачным местом. "…как будто он наблюдает за мной и ждёт” – сказал он сам себе.

– Счастливо оставаться! – сказал Гэндальф Торину. – И всем вам тоже, друзья, счастливого пути! Теперь ваш путь лежит через лес. Не сворачивайте с основной дороги! Ибо, если вы это сделаете, то уже никогда больше на неё не вернётесь и навсегда останетесь в Мерквудском Лесу. А тогда, боюсь, ни я, ни кто-либо другой вас больше не увидит живыми.

– Неужто нам непременно нужно идти через этот лес? – простонал хоббит.

     – Да, нужно! – сказал волшебник. – Чтобы попасть на другую сторону леса, нужно пройти через него. Или вы пойдёте в лес, или откажитесь от своего похода. Ну а я не позволю тебе, мистер Бэггинс, именно сейчас пойти на попятную. Мне очень стыдно за твои слова. – Тут он засмеялся и добавил уже не так сурово, – Бильбо, ты остаёшься за меня присматривать за гномами…

– О, нет, нет! – воскликнул Бильбо. – Я совсем не это имел в виду. Я спрашивал, нет ли какого-то другого пути.

– Конечно есть. Это путь в обход – двести миль на север и вдвое больше на юг. Но и там вы не найдёте безопасной дороги. В этой части света нет безопасных дорог. Не забывайте, что вы находитесь сейчас в Дальнем Краю Диких Мест, где повсюду судьба может сыграть с вами злую шутку. Перед тем, как вам удастся обогнуть Мерквуд с севера, вы окажитесь прямо посреди Серых Гор, которые просто кишат гоблинами, хоб-гоблинами и прочей нечистью. Решив совершить обход леса с юга, вы попадёте во владения Некроманта, и даже ты, Бильбо, не захочешь, чтобы я рассказал тебе всё, что я знаю об этом чёрном колдуне. Я не советую вам подходить близко к тем местам, которые видны с его тёмной башни! Держитесь этой лесной дороги, не падайте духом, надейтесь только на лучшее и, благодаря великой удаче, вы сможете однажды выйти из этой чащи и увидеть перед собой Долгие Болота, а за ними, далеко на востоке, Одинокую Гору, где живёт старый добрый Смауг, который, однако, совсем вас не ждёт.


– Ободряющее напутствие, нечего сказать, – проворчал в ответ Торин. – И тебе счастливо вернуться! Раз уж ты не идёшь с нами, то лучше уходи без лишних слов!

– Тогда счастливого вам пути и удачи во всём! – сказал Гэндальф и, повернув своего коня, поскакал обратно на запад. Однако он не смог удержаться, чтобы не крикнуть им самые последние слова. Перед тем, как ускакать за предел слышимости, он обернулся,  приложил руки к губам и позвал их. Они услышали, как вдалеке прозвучал его голос:

– Доброго пути! Будьте добрыми, заботьтесь друг о друге и НЕ СХОДИТЕ С ДОРОГИ!

После этого он поскакал галопом и вскоре совсем скрылся из виду.

– Доброго вам пути, а я поехал! – ворчали гномы, злые ещё и оттого, что без мага всё их нутро заполнял страх. Теперь перед ними лежала самая опасная часть их путешествия.

Каждый из них взвалил себе на плечи мешок с поклажей и бурдюк с водой, повернулся спиной к свету и устремился в тёмный лес.

Категория: Доступно для чтения | Добавил: voronine
Просмотров: 1285 | Загрузок: 0 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии и скачивать материалы могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Все переводы
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Поиск