Главная Регистрация Вход
 
Пятница, 19.01.2018, 14:32
   
 
Поиск:
 
Приветствую Вас, Гость | RSS
Форма входа
Логин:
Пароль:
Категории раздела
Хоббит. Туда и обратно. [338]
Перевод на русский язык
Доступно для чтения [16]
Облако тегов
Главная » Файлы » Хоббит » Доступно для чтения

Хоббит или Туда и обратно глава 7. Стр. 2

Для того, чтобы скачать материал, необходимо зарегистрироваться.
04.01.2012, 23:17
- Хоббит или туда и обратно -
Перевод от Voronine ©
_ _ _ __________________________________ _ _ _

– Балин и Двалин, – сказали гномы, не смея обижаться, и с характерным шлепком сели на пол. Лица их были более чем удивлёнными.

– Продолжай! – велел Беорн волшебнику.

– На чём я остановился? Ах, да… Меня гоблины не схватили. Одного или двоих я убил молнией…

– Здорово! – хрипло вставил Беорн. – Здорово быть колдуном.

– …и успел заскочить за стену до того, как она закрылась. Я дошёл до главной пещеры, где было много гоблинов, а также их повелитель Верховный Гоблин вместе с тридцатью или сорока вооружёнными охранниками. Я подумал, что даже если моим друзьям освободят руки, как дюжина может противостоять целой толпе?

– Дюжина! В первый раз слышу, чтобы восемь называли дюжиной. Или у тебя в коробке ещё есть чёртики, которые сейчас выскочат?

– Пожалуй, да, кажется сейчас появятся ещё двое – Фили и Кили, если не ошибаюсь, – ответил Гэндальф, в то время как появились именно эти два гнома и с улыбками и поклонами стали подходить ближе.

– Ты их назвал и будет! – сказал Беорн. – Садитесь и не нужно ничего говорить! Продолжай свой рассказ, Гэндальф!

И Гэндальф стал рассказывать дальше о том, как произошла драка на мечах в темном тоннеле, как были обнаружены Нижние Ворота, а также о том ужасе, который все испытали, когда обнаружилось, что потерялся мистер Бэггинс.

– Мы пересчитали друг друга и поняли, что хоббита с нами нет, и что нас было только четырнадцать!

– Четырнадцать! С каких это пор десять минус один равняется четырнадцати? – заметил Беорн. – Должно быть девять, если, конечно, ты назвал мне всех своих компаньонов.

– Всё дело в том, что ты ещё не видел Оина и Глоина. Да что же я! Вот и они. Надеюсь, ты простишь им их вторжение.

– О, пусть оба заходят! Быстрее! Проходите, садитесь! Хотя есть одно "но”, Гэндальф. Сейчас здесь сидят десять гномов, ты и хоббит, который потерялся. Складываем и получаем одиннадцать и один в уме! А ты сказал четырнадцать, будто у колдунов свои правила сложения и вычитания! Однако прошу тебя, продолжай свой рассказ.

Беорн старался не показать своим видом, что история Гэндальфа ему очень интересна. Видите ли, в давние времена он знал каждый уголок здешних гор, которые описывал волшебник. Он одобрительно кивнул, услышав о благополучном воссоединении хоббита со всей компанией, и проворчал, когда речь зашла об опасном спуске во время оползня и о волчьем кольце в лесу. Когда Гэндальф дошёл до того места, где все полезли на деревья, а волки под ними стали их сторожить, великан не смог усидеть на месте и, вскочив, стал ходить взад-вперёд по веранде и бормотать:

– Будь я там, я бы им устроил фейерверк!

– Что ж, – отвечал Гэндальф, довольный тем, что его история оказывает должное воздействие, – я лишь сделал то, что мог. Итак, мы оказались в горящем лесу, который был наполнен обезумевшими волками и спустившимися с гор толпами гоблинов. Они настигли нас и, придя в неописуемую радость, стали горланить устрашающие песни. "Пятнадцать птиц на пяти соснах…” – пели они…

– Боже правый! – прервал его Беорн. – Только не говори мне, будто гоблины не умеют считать. Они это умеют. Двенадцать не может быть пятнадцатью, и они это знают.

– И я это тоже знаю. Ведь там были также Бифур и Бофур. Я не осмеливался представить их ранее, но вот они сами здесь, собственной персоной.

Показались Бифур и Бофур. Их появление сопроводил крик: "И я тоже тут!”, который издал идущий за ними Бомбур. Он был толст, а также зол на то, что ему велели идти самым последним. Он не стал выжидать пять минут, а сразу последовал за последней парой.

     – Что ж, теперь вас пятнадцать. А поскольку гоблины умеют считать, здесь сейчас все, что тогда сидели на деревьях. Возможно, сейчас мы услышим, Гэндальф, твою историю до конца без перерывов.

Мистер Бэггинс только сейчас понял, насколько умно поступил Гэндальф. Когда его история прерывалась очередным появлением гномов, это лишь подогревало интерес Беорна и не позволяло ему прогнать гномов прочь, приняв их за подозрительных попрошаек. Беорн, как правило, никогда не приглашал кого-либо в свой дом. Друзей у него было очень мало, и все они жили далеко от его земель. Но даже их он приглашал к себе в гости в количестве не более двух за один раз. И вот перед его порогом сидело пятнадцать незнакомцев!

К тому времени, когда волшебник закончил свой рассказ и поведал, как спасители орлы отнесли всех на гору Каррок, солнце опустилось за вершины Мглистых Гор, а тени в саду Беорна удлиннились.

– Славная история! – сказал великан. – Давно я не слыхал такой интересной байки. Если бы все попрошайки могли так рассказывать, я бы прослыл добряком. Конечно, всё это ты, Гэндальф, выдумал, но я думаю, своим рассказом ты заслужил себе и всем ужин. Давайте закусим!

– Давайте! Премного благодарны! – наперебой ответили все.

Внутри большого холла теперь стало довольно темно. Беорн хлопнул в ладоши и в дом вбежали четыре красивых белых пони и несколько больших долготелых собак с серой шерстью. Беорн сказал им что-то на чудном языке, похожем на звуки животных, но более членораздельные. Они удалились и вскоре пришли снова, держа в зубах факелы, которые они зажгли о пламя костра и поставили в низкие держатели на столбах, установленных в холле вокруг центрального очага.

Собаки могли свободно вставать на задние лапы, когда это было нужно, и нести перед собой разные вещи, держа их передними конечностями. Довольно быстро они принесли доски и настилы, стоящие у стен холла, и уложили их около костра.

     Затем послышалось слабое блеянье, и внутрь вошло несколько белых, как снег, овец, которых вёл за собой чёрный, как смоль, баран. Одна овца несла белую скатерть с вышитыми по краям фигурами животных, а остальные несли чаши, тарелки, ножи и деревянные ложки, которые были положены на их широкие спины. Всё это собаки живо у них приняли и поставили на настилы, которые на самом деле были столами. Даже Бильбо сидеть за ними было не очень комфортно, до того они были низкими. Рядом с настилами один из пони поставил две невысокие скамейки с плетёными сиденьями и толстыми, короткими ножками, которые предназначались Гэндальфу и Торину. После этого он принёс Беорну его массивный чёрный и такой же низкий стул, сев на который, большой человек вытянул далеко под стол свои огромные ноги. Такими были все стулья, которые имелись у него в холле, и, очевидно, низкими он их сделал для того, чтобы его удивительным животным было удобнее ему прислуживать. На чём сидели остальные?  О них тоже не забыли. Другие пони с шумом вкатили внутрь холла круглые, словно барабаны, деревянные чурки, поверхность которых была аккуратно обстрогана и отполирована. По высоте они были достаточно низкие даже для Бильбо. Итак, очень скоро все уселись за столом у Беорна, чей холл вот уже многие лета не видел такого большого собрания.

В тот вечер они ужинали так, как никто из них не ел со дня прощания с Элрондом в его Последнем Гостевом Доме в Западных землях. Тот день остался далеко позади. Вокруг мерцал неровный свет, исходящий от факелов, от костра и от возвышающихся на столе двух свечей, сделанных из пчелиного воска. Во время всей трапезы Беорн своим глубоким, раскатистым басом рассказывал истории о диких землях, что находились по эту сторону Мглистых Гор, и особенно о тёмном и опасном лесе, который раскинулся от Севера к Югу и, загораживая собой дорогу на Восток, лежал теперь на пути его нежданных гостей. Все называли его "Мерквудский Лес” или просто "Мерквуд”.

Гномы слушали его и трясли бородами, ибо им было доподлинно известно, что сразу за горами, на пути к логову дракона, их ожидали самые опасные испытания. После ужина они стали рассказывать свои истории, однако оказалось, что они не только нагоняли на Беорна сон, но и проходили мимо его внимания. Суть их рассказов всё время сводилась к золоту, серебру, драгоценным камням и к вещам, выкованным вручную, а это было Беорну совсем неинтересно. В его доме не было ни одной золотой или серебряной вещи, а из металла были сделаны лишь несколько ножей. 

     Все долго сидели за одним столом, держа в руках деревянные кубки, наполненные хмельным мёдом, в то время как за окнами опускалась тёмная ночь. После того, как факелы догорели и потухли, а в огонь очага были подброшены свежие поленья, все остались сидеть на своих местах. При дрожащем свете танцующего пламени высокие столбы, возвышающиеся вокруг очага, делались похожими на лесные деревья с утонувшими во тьме кронами. Возможно, это случилось по воле неведомых для Бильбо, колдовских сил, но он вдруг явственно услышал звуки ветра, гуляющего вверху, и крики ночной совы. Вскоре он начал клевать носом, и голоса вокруг него стали звучать всё глуше и отдалённее. Неожиданно для себя он вздрогнул и проснулся.

Его разбудил звук входной двери, которая открылась и, скрипнув, захлопнулась. Беорн покинул застолье. И тут гномы, сидевшие на полу вокруг костра со скрещенными ногами, запели. Некоторые их куплеты напоминают те, что будут ниже, однако необходимо помнить о том, что это лишь малая их часть, ибо гномы в ту ночь снова пели очень долго.

 

 "По высохшей пустоши ветер спешит,

Но лес за горой недвижимый стоит:

Там сумрак кругом, и ночью и днём,

Там тёмная тварь выползает, не спит.

 

И ветер с холодных срывается гор,

Как дикая птица, летит на простор.

В лесу он шумит, деревья клонит

И листья, сорвав, собирает в ковёр.

 

И с запада следует он на восток,

И вновь не дрожит в том лесу и листок.

Пронзительный свист в болотах повис,

Там ветра бушует свободный поток.

 

Захочет – в траве он змеёй зашипит,

Осоку согнёт, в камышах зашумит.

Взлетит над водой, под яркой звездой,

И тучей огромной всё небо затмит.

 

Но вот он вблизи одинокой  Горы,

Проносится мимо Драконьей норы.

Там голый гранит в глубинах лежит,

И ввысь подымаются дыма клубы.

 

Он, землю оставив, свой  путь устремил

В  широкие дали небесных светил.

Туда, где луна, подняв паруса,

На шторм наступает, что всех поглотил.”

 

 

Слушая гномов, Бильбо снова стал засыпать. Но неожиданно со своего места встал Гэндальф.

– Пора нам ложиться спать, – сказал он. – Нам, но не Беорну. В этом холле мы будем спать в безопасности, однако я ещё раз напоминаю всем: не забывайте того, что сказал Беорн перед уходом. Нельзя выходить на улицу, пока не взойдёт солнце, ибо это опасно.

Бильбо увидел, что постели их были уже расстелены и ожидали их на своего рода полатях, устроенных между столбами и внешней стеной холла. Для него были приготовлены соломенный матрас и шерстяные одеяла, и, несмотря на летнее время, он с большим удовольствием свернулся под ними калачиком. Внизу горел огонь, и он уснул. Однако среди ночи он проснулся. На месте костра тлели угли. Гномы и Гэндальф, судя по их мерному дыханию, крепко спали, а на полу лежало белое пятно лунного света, падающего вниз, через дымовое отверстие в крыше.

Снаружи слышалось чьё-то рычание, а также звуки и шум какого-то большого животного, скребущего входную дверь когтями. Бильбо подумал, что это мог быть Беорн, поменявший свою шкуру, и что он сейчас мог ворваться внутрь в обличии медведя и убить их. С этими страхами он зарылся под одеяло и вскоре опять уснул.

Когда он проснулся, утро уже полностью вступило в свои права. Один из гномов споткнулся о него, лежащего в полутьме, и с шумом упал с полатей на пол. Это был Бофур. Когда Бильбо открыл глаза, тот стоял и ворчал на него за то, что он лежит под ногами.

– Вставай, лежебока, – сказал он под конец. – А то останешься без завтрака.

Бильбо немедленно соскочил вниз.

– Завтрак! – воскликнул он. – Где завтрак?

– В основном у нас внутри, – отвечали ему остальные гномы, кругами расхаживающие по холлу. – Все его остатки на веранде. Как только взошло солнце, мы стали искать Беорна. Его мы нигде не нашли, чего не скажешь про завтрак, который мы обнаружили, как только вышли наружу.

– А где Гэндальф? – спросил их Бильбо, быстро побежав из холла, с целью найти себе еду.

     – О! Где-то ходит-бродит, – услышал он на бегу чей-то ответ. Однако, он не увиделся с волшебником вплоть до самого вечера. Лишь перед заходом солнца тот вошёл в холл, в котором хоббит и гномы ужинали, а удивительные животные Беорна им прислуживали. На попечении у зверей гномы и Бильбо были весь прошедший день, ибо Беорна они не видели с прошлой ночи, и это начинало их слегка озадачивать.

– Где же наш хозяин? Куда ты ушёл на весь день? – закричали сразу несколько голосов.

– Задавайте вопросы по очереди, и ни одного, пока я не поужинаю! – ответил им Гэндальф. – Я с самого завтрака ничего не ел.

Прежде чем Гэндальф отодвинул от себя тарелку с кувшином и вытащил курительную трубку, он съел две целые буханки хлеба, (перемешанные с маслом и мёдом и покрошенные в топлёные сливки), и выпил не меньше литра медового кваса.

– Я начну отвечать со второго вопроса, – сказал он. – Однако, вот так чудо! А ведь этот холл идеально подходит для пускания дымных колец!

Довольно долго не говоря ни единого слова, он просто сидел и пускал дымные кольца, заставляя их сперва кружить вокруг столбов и менять все возможные размеры и цвета, а потом, под конец, подниматься вверх и вылетать наружу через отверстие в крыше.

Очень причудливо, должно быть, они выглядели там, в воздухе, вылетая разноцветной вереницей в небо. Зелёные, синие, серебристо-серые, жёлтые и белые, большие и маленькие. Те кольца, что были поменьше, спешили пролететь сквозь более крупные и, образовывая с ними фигурные восьмёрки, улетали вдаль, подобно стае диковинных птиц. Читать дальше...


Категория: Доступно для чтения | Добавил: voronine
Просмотров: 1163 | Загрузок: 0 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии и скачивать материалы могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Все переводы
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Поиск